11 декабря 2018 г. 19:13 1711 1 0 1 фото 0 видео
Первые уроки Петров-Водкин брал у старообрядческого инока в Черемшане
Картина Кузьмы Петрова-Водкина «Мать», 1913 год.

Удивительные пересечения в жизни – как нити ковра. Уроженец поволжского Хвалынска, сын сапожника Кузьма Петров-Водкин, ставший одним из крупнейших художников ХХ века не только для России, но и для всего мира, оказывается, бегал подростком в соседние леса, где полутайно действовал целый комплекс старообрядческих обителей, храмов и молельных домов – в Черемшан.

Личность, связующая Черемшан с юношей Кузьмой, – инок Варсонофий, первый учитель иконописания будущего великого мастера. Он запечатлён на рисунке Петрова-Водкина в его книге «Хлыновск». В этой книге описаны и кругло-покатые холмы у Волги и яблочные дали Хвалынска – сама природа и особенности ландшафта сформировали особое пространственное ви́дение художника, воспитанное на иконописных обратных перспективах. И вот этот синтез черемшанской природы, иконописного локального цвета, по-детски ясных круглых силуэтов ликов-лиц его героев, в которых всегда просвечивает иконность, – создали оригинальный язык Петрова-Водкина.

Сама натура художника философична – он старался формулировать свои открытия как планетарную философию. Да, к тому же, писал не только кистью, но и пером ярко – и, по сути, вошёл в ряд лучших прозаиков России. Всё это в сумме – «резонанс» культуры старообрядчества с его любовью к книжности и библейской всеохватности.

С гонениями на веру эта черемшанская культура почти на столетие укрылась в сферы незримого Китежа – но её отблески всегда были видны и в творчестве Петрова-Водкина, и в Хвалынских пленэрах живописцев, которые ныне поддерживает глава Госдумы России В. В. Володин (также уроженец этих мест). Именно его авторитет стал решающим в деле возвращения святынь Черемшана Церкви.

А ещё рядом многие годы действует музейный очаг мирового уровня и качества – Хвалынский художественно-мемориальный музей К. С. Петрова-Водкина с его Картинной галереей и Домом-музеем художника, где мы чувствуем живое дыхание и тепло его семьи.

Заведующая этим музейным комплексом, блистательный искусствовед Валентина Ивановна Бородина ежегодно проводит всероссийские научные чтения, руководит пленэрами. Более того, она стала членом Инициативной группы по возрождению монастырского комплекса Черемшан. Видимо, неслучайно именно в музее Петрова-Водкина висит та картина, что дала название передвижной выставке «Черемшан. Возвращение». Её автор Сергей Серов, увы, не дожил до самого события – но (что промыслительно!) художественно предвидел его.

Удивительные пересечения в жизни – как нити ковра… Вот и наше поколение вплетает свои цветы в начатое предками. Размышляя об этом, я написал стихотворение о Петрове-Водкине в Черемшане:

ХВАЛЫНСК – ЧЕРЕП ЯБЛОКА МИРА

Планета яблочна, как череп, крынка, шар –

Не Ньютон, но Кузьма, сапожный сын, удар

Здесь в темя разума от яблок получил

И свист пространства ёмко открылил.

 

Родилось чудо – русское письмо,

С замесом староверческим оно:

И красный конь, арбузный цвет зари, 

Плач голубой космической любви,

И тихопенье меж озёр-зеркал

В моленьях знаменных он кистью собирал.

Так он услышал: золотом икон

Поволжья мир отрадно усмирён.

Ведь многоцветья жар от огненной травы

Лишь степняка лишает головы

И скачет он, сжигая города –

В нём страх покоя, кривда тьмы, орда.

Но не страшится ни орды Кузьма,

Ни уголь-глаза. Дамиан-Козьма

Сцелили волжского застепья боль и даль:

В канонах византийских мёд-янтарь

С уст Златоустовых узорочно стекал

И удаль русскую смиреньем научал.

Стал космоса провал бесчеловечный, страшный

Петровым-Водкиным уютен и украшен. 

 

Земля Хвалынска яблочна, как шар –

Не Ньютон, но Кузьма, сапожный сын, удар

Здесь в темя разума от яблок получил

И свист пространства ёмко открылил.

 

Картины Кузьмы Петрова-Водкина:

 
Понравилась публикация? Скажите автору «Спаси Христос!», нажав на сердечко, и расскажите о ней своим друзьям!
Обсуждение (0)