6 декабря 2020 г. 22:50 2140 3 0 1 фото 0 видео
Ведома Божией рукой (биография матушки Варсонофии)
Ночная служба в старообрядческом Николо-Улейменском монастыре, 2018 г. Игумения Варсонофия - справа, у окна.

Печальное событие заставило меня сесть за отложенный на время материал. Не стало схимницы-инокини, первой игумении Николо-Улейминского женского старообрядческого монастыря матушки Варсонофии. Меньше трёх месяцев прошло с тех пор, как мы виделись с ней в обители. И даже коротко поговорили.

А ещё матушка принесла мне несколько листков бумаги, где была изложена её биография: в стихах (поздравительных, к юбилеям), в прозе, ксерокопия листа из газеты «Покровский вестник»… С детских лет её жизненный путь шёл по праведному руслу. С него не сошла и тем самым оказалась на святой земле в период разрухи, когда поруганная израненная святыня нуждалась в заботе и восстановлении.

- Матушка, – сказала я, отдавая ей записи, – удивительна Ваша судьба. Можно напишу заметку?

- Зачем это? – с недоверием посмотрела она на меня.

- Столь достойный путь послужит примером многим. Читать о Вас будут наши люди, старообрядцы.

- Ладно, – кивнула матушка, – пиши.

Она всегда была немногословна. Принятие схимы накладывало на неё особые обязательства: более строгое соблюдение монашеских правил, ограниченное общение. Во всём её поведении чувствовалась отчуждённость от текущих вокруг дел.

Я же, вернувшись домой, отложила своё желание рассказать о ней «на потом». Но сегодня, 6 декабря 2020 года, матушка Варсонофия отошла в мир иной… Сердце не хочет смириться с тем, что больше не увижу её. Делами земными заслужила она Царствие Небесное. От этой мысли грусть становится светлой.

Обещание всё-таки выполню. Поделюсь тем, что узнала сама не так давно…

Девочка Валя росла в многодетной семье в далёком Алтайском крае. Была средняя из девятерых. Ни в чём не уступала братьям: ни в работе, ни в напористости. Наравне с ними управлялась и на огороде, и со скотиной. Любое дело горело в руках. От трудностей не отступала. Работы не боялась. Уже тогда проявлялась твёрдость характера. Уже тогда в юном сердце разгорался неослабевающий огонь веры.

Его переняла «по наследству». Мама, да и вся родня глубоко верили во единого Бога Отца Вседержителя. Иконы – на почётном месте, в красном углу избы. О чём-то думала девочка, крестясь на образа?.. Она настолько сильно впитала христианские устои, настолько возлюбила Господа, что не представляла свою жизнь без Него. Ни дня, ни часа не проводила без молитвы.

Всевышний слышал её. Испытывал на прочность, но в то же время посылал всё необходимое.

Живой ум быстро впитывал знания, которые давали в школе. Как результат – аттестат с отличием. Родители, видя способности к учению, не стали держать дочь возле себя. Снарядили её в Томск. Там поступила Валентина в техникум. И всё бы хорошо, но… Не только в получении дальнейшего образования видела она смысл жизни. Важнее всего – не отойти от Господа.

Дорогу к храму отыскала. Да не так-то просто в советское время на службы ходить. Кругом атеисты, верующим среди них – не место. Трудно пришлось девушке. Как только выдерживала напор профкомов, учкомов, требующих оставить «походы в церковь»?

И тут кто-то рассказал о далёкой Молдавии. Мол, там не притесняют верующих, и старообрядцам есть где молиться. Валя долго не раздумывала. С молитвой собрала чемоданы и отправилась в Кишинёв. В неизвестное место, далёкое от родных, но близкое к Богу. На Него лишь уповала.

В незнакомом городе всё сложилось как нельзя лучше. Поступила в финансово-экономический техникум. Прилежно училась. А всё свободное время проводила в большом светлом храме. Здесь с благодарностью молилась Господу. А ещё с удовольствием полы мыла и прибирала. Читала и пела на клиросе. Всё успевала.

Окончила учёбу, поступила на работу. Но не оставила храм, вела делопроизводство в епархии. Оказалась не просто добропорядочной прихожанкой, но все силы и устремления без остатка отдавала служению Христу. И послан ей был такой же боголюбивый юноша Симон. Уже вдвоём проводили они время в церкви. Вскоре Симон стал дьяконом. А Валентину стали величать матушкой.

Через какое-то время мужа рукоположили в священники. И снова неблизкая дорога – теперь уже в Минусинск. Верная Господу и суженному, Валентина Евдоксиевна постигала новые для себя науки: возглавила клирос, училась петь по крюкам… Шила священническое одеяние для батюшки. И вроде бы только прижились, наладили какое-никакое хозяйство, как труды их молитвенные заметили. Случилось новое назначение. Владыка Силуян возглавил Сибирскую епархию.

Как говорится, Бог свёл, Бог и разлучил. Матушка приняла монашеский постриг и осталась в Минусинске. Спустя время её вызвали в митрополию. «Вот, – говорят, – и тебе предлагаем потрудиться во славу Божию. Не сложилось у нас в Улейме с мужским монастырём, давай-ка попробуй женский основать». Тут уж пришлось подумать. Сходу взять да поехать, как это часто бывало, она уже не могла. Понимала, ответственность в разы больше ложится на её плечи.

«Что же делать? – размышляла. – Если соглашусь, справлюсь ли? Если откажусь, перед самим Господом отвечать придётся». К тому же, в митрополии обещали всяческую поддержку. Так было принято решение. Более не колебалась.

С нетерпением ждала встречи с обителью. Впечатлена была рассказами. Как же! Вековые стены, три храма. Должно быть, вокруг красиво, величественно. Издалека заприметила купола. Да только кресты на них никонианские не сняты ещё. Вместо ворот – арка полуразрушенная. Из-за огромных лип не сразу разглядела здания. А как увидела – плакать захотела. Все церкви в трещинах, стены вот-вот обвалятся. А жилой корпус и жилым-то назвать язык не поворачивался. Вместо красоты кругом – груды мусора.

Захотелось развернуться и убежать. Всё внутри перевернулось: «Как же управиться? И жизни не хватит, чтобы привести обитель в Божеский вид». Но сама же сказала себе строго: «Не раскисай! Господь не оставит нас. Сам Святитель Христов Никола оберегает землю сию». Обратилась к Божией Матери: «Всю бо надежу души моея возложих к Тебе, и во всех уповаю на Божественный промысел Твой. Ты и будущая мя славы, и живота Божественнаго сподоби».

И вверила сестёр и монастырь Николо-Улейминский заботе Чудотворца, Пресвятой Богородицы и Самого Господа Исуса Христа. С того самого момента и до последнего вздоха каждый свой день посвящала матушка Варсонофия этому святому месту.

Желанная цель – сделать его обитаемым, украсить, населить единоверцами… Далеко не сразу получилось обустройство. Всякое приходилось испытывать. Наступали минуты, когда руки опускались. Но отгоняла от себя тревожные мысли. С надеждой и верой встречала каждое утро. Бог, видя такое усердие, посылал и хлеб насущный, и помощь добрых людей.

Постепенно, силами инокинь и благотворителей, возрождалась обитель. «Матушка Варсонофия, – писал «Покровский вестник», – стояла у самых истоков возрождения Николо-Улейминского монастыря. Будучи назначена игуменией в мае 1998 года, она своим трудом, молитвой, примером личной жизни и интуицией руководителя смогла организовать и духовную, и хозяйственную жизнь обители. Под её настоятельством обитель прошла первые без малого двадцать лет своей новой жизни. За годы игуменства м. Варсонофии проделана огромная работа: восстановлены монастырские корпуса и храмы, проведено газовое отопление».

А в одной из поздравительных бумаг нашлись такие строки (подозреваю, автор их – нынешняя игумения Олимпиада):

«Сколько ж нужно потрудиться,

Одолеть невзгод, преград,

Чтоб на ниве неоранной

Возрастить прекрасный сад!

Сколько сил, ума, терпенья

Нужно было приложить,

Чтоб с развалин и руин

Монастырь восстановить!»

Николо-Улейминский старообрядческий женский монастырь ожил, обрёл былую славу, вновь стал притягивать паломников и страждущих, ищущих святой родник истинной веры. Молитва и сегодня возносится здесь с особым усердием.

До 2016 года несла крест игуменский матушка Варсонофия. Проблемы со здоровьем не позволяли быть по-прежнему мобильной, успевать везде и всюду. И она взяла ещё более тяжкую ношу – приняла схиму. Но, как и ранее, со всей строгостью наблюдала за течением монастырской жизни. Если что казалось неправильным, не стеснялась выказать недовольство своей преемнице – игумении Олимпиаде. Поправляла, подсказывала, наставляла.

Прямая и взыскательная, матушка Варсонофия отмечала День ангела 23 февраля, когда светский мир празднует день защитника Отечества. В 2021 году ей исполнилось бы 83… Возможно, не зря именины случились в мужской праздник. Склад ума, твёрдость характера, несгибаемая воля соединились в ней основательно в крепкий стержень. Сильной половине человечества в пору бы позавидовать такому яркому сплаву.

«Матушка Варсонофия была для меня примером во всём, – делится своими воспоминаниями одна из женщин. – Только её видела своей духовной матерью, если бы решилась принять иноческий сан. Не случилось...

Матушка была искренним человеком, строго блюла иноческие правила. И требовала этого от остальных. Если за что-то бралась, стремилась довести до конца. Молитвенные труды были у неё на первом месте. Даже в немощи не переставала молиться в своей келье.

За внешней грубоватостью легко было разглядеть её большое, наполненное любовью сердце. В редкие встречи она говорила: «Присядь рядом». Какое присесть?! Я была готова припасть к её ногам и слушать, слушать её поучения…»

Вспоминаю, как, стуча тросточками о пол, зашла матушка Варсонофия в моё временное монастырское пристанище. С трудом устроилась, примостившись на ручке кресла. «Переломанная я вся, - пояснила она. – Что теперь? Ничего толком делать не могу. Одни болезни. Когда-то горы ворочала. А сейчас я кто?»

«Да, как же, матушка? – возразила я. – Вы были и навсегда останетесь первой игуменией Николо-Улейминского женского старообрядческого монастыря».

«Человек яко трава, дни его яко цвет селныи, тако отцветет…» Пришло время проститься и со схимницей-игуменей Варсонофией (в миру – Валентиной Евдоксиевной Килиной). Не стало человека, для многих служившего примером праведной жизни. Ушла она в лучший мир. Царствие Небесное ждёт её там. Ибо утвержена она была в вере, преспевала в заповедях Божиих благоволением и благостию.

На монастырском кладбище появится ещё один холмик, на котором возвысится деревянный крест. Так же скромно, каким было житие во славу Господа. Упокоилась раба Божия схимница-инокиня Варсонофия. Но оставила после себя великий труд. Его приняли и продолжат её последовательницы – игумения Олимпиада с сёстрами.

Вечная память матушке Варсонофии.

Марина Солдатикова (Верещагино)

Понравилась публикация? Скажите автору «Спаси Христос!», нажав на сердечко, и расскажите о ней своим друзьям!
Обсуждение (0)