6 апреля 2017 г. 5:50 3202 4 0 1 фото 0 видео
Проповедь протодиакона Александра Говорова о возжигании свечей и о молитве
Пасхальная служба в старообрядческом храме.

ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА ОСТОЖЕНСКОЙ ОБЩИНЫ РПСЦ

 УРОК 16 ОКТЯБРЯ 2016 ГОДА

 

Диакон Александр Говоров: Сегодня я объясню, когда и какие свечи возжигаются, когда они тушатся, и для чего это нужно.

Святитель Арсений Уральский, живший всего сто лет назад, ездил по нашим епархиям, посещал разные приходы и везде собирал уставные данные. В результате он выпустил свой Устав, объясняющий различные службы. В нем также есть раздел «О возжигании свечей в церкви».

Во времена святителя еще были старообрядческие монастыри, поэтому здесь он также описывает, как свечи возжигали в монастырях. Нам следует иметь в виду, что есть разница между монастырем и мирским приходом. Например, в Уставе написано, что на малую вечерню возжигается только две свечи: образам Спасителя и Богородицы. Ну а здесь люди приходят, торопятся – у них, может быть, операция идет. Забежали срочно свечку поставить, просто молятся и уходят. Конечно, им нужно снисхождение делать, и поэтому есть послабление.

Основное же правило такое (мы будем брать в качестве примера воскресную службу): в субботу в три часа пополудни начинается малая вечерня. Лампады все зажигаются. Лампада - это то, что висит возле иконы. Она горит от масла, у нее есть фитиль. Лампада горит всю службу и тушится только в ее конце. А вот свечей на малой вечерне повелевается возжигать минимальное количество: только по одной свече образу Спасителя и образу Богородицы у Царских врат. Это касается и малой павечерицы, которая следует за малой вечерней. А потом, когда начинается великая вечерня, нужно возжигать чуть больше свечей, т.е. еще у некоторых образов. Хотя у нас в приходе, да и на Рогожском, в этот момент принято возжигать все свечи, которые стоят на подсвечниках. Зажигание всех свечей означает бόльшую торжественность великой вечерни. Тушить свечи нужно перед эксапсалмами.

Таким образом, мы плавно переходим в утреню, в начале которой читаются эксапсалмы. В этот момент службы на каждом подсвечнике оставляется по одной зажженной свече. Свечи тушатся для того, чтобы создать в храме соответствующую атмосферу, так как эксапсалмы должны читаться и слушаться с покаянным настроем. Множество же горящих свечей символизирует не покаяние, а некое торжество.

Свечи не возжигаются во все время чтения кафизм. После чтения кафизм начинается полиелеос. «Полиелеос» можно перевести как «много масла». То есть в начале полиелеоса в храме возжигаются все свечи, кроме паникадила. Паникадило возжигается только по особым двунадесятым праздникам. Теперь свечи в храме горят до третьей песни канона включительно.

Затем свечи опять тушат, кроме одной свечи на каждом подсвечнике. Канон молятся практически без свечей. Вновь возжигаются они к девятой песне канона и горят до великого славословия включительно. После него свечи положено снова тушить, и уже до конца службы они не возжигаются.

Здесь, правда, есть одно исключение: в приходских и соборных церквях бывает много приносных свечей, поэтому жгут их иногда и более указанного. Еще бывает, что на великие праздники мы возжигаем свечи и держим их в руках. Это тоже указывает на торжественность праздника. Также бывает, что горящие свечи мы держим в руках при погребении. Но это уже зависит от усердия, духовного рвения людей, участвующих в обряде погребения.

Во всех случаях нужно придерживаться требований Устава святителя Арсения Уральского. При этом и свечей хватает на большее время. Если же их не тушить, то они быстро прогорают, и на главные моменты службы – например, полиелеос – горящих свечей в храме уже не остается. Между тем, к полиелеосу храм должен быть полностью освещен.

Вопрос: Вот, например, в храме на Белорусской все свечи тушат, когда начинают читать первый час. А когда все свечи предписывает тушить полностью Устав?

Диакон Александр Говоров: Греха не будет, даже если мы вообще все свечи потушим. Дело в том, что в Уставе не предписано оставлять какие-то свечи горящими на часах. Достаточно лампад. Повторюсь: согласно Уставу, после великого славословия нужно все свечи тушить, даже те, что в руках. Но вот у нас в приходе так не принято. И очень тяжело доказать людям, что оставлять свечи горящими – нарушение Устава. Тем более что к этому моменту гореть им остается совсем недолго. Проще дать им догореть и не нарушать в храме атмосферу молитвы.

Еще хотелось бы отметить, что в наиболее ответственные моменты службы, такие как полиелеос, ставить свечи нежелательно. Самому приходилось бывать в такой ситуации, когда поешь полиелеос, и вдруг на амвон заходит человек, ставит свечи и еще по три поклона молится на каждую икону. Это сильно мешает общей молитве. Если опоздал поставить свечу, можно просто передать ее на клирос. Там их складывают в специальный мешочек, а в удобный момент расставляют на подсвечники и возжигают.

Не следует отвлекать молящихся постановкой свечей, потому что они – не главное в храме. Главное, чтобы мы сами горели ко Господу. А свеча – всего лишь символ нашего горения, нашей веры. Ведь для чего мы ставим свечи? Разве Господь нуждается в наших свечах? Не нуждается. Свечи призваны напоминать нам о том, какими должны быть мы: горящими душой в молитве, податливыми воле Господа. Поэтому ничего страшного нет в том, что человек не успел поставить свечу. Нужно горячо и усердно молиться, чтобы самому соответствовать этому символу. Именно этой жертвы Господь ждет от нас.

Еще немного скажу в дополнение к сегодняшнему Евангелию. Часто можно встретить таких людей, которые гордятся тем, что они «коренные старообрядцы». Они ставят это себе в какую-то заслугу, возвышают себя над прочими, например, – над пришлыми, «не коренными». Это неправильно. И сегодняшнее Евангелие как раз в подтверждение этому. У Бога нет людей «коренных» или «не коренных». Господь смотрит не на наш род, хотя бы в нем были и святые. Он смотрит на наше сердце, что мы сами из себя представляем. Если мы сами ведем плохую, недостойную христианина жизнь, то никакой похвалы нам не будет, даже если родители наши были мучениками. Наоборот, будет нам еще большее осуждение. Вот поэтому и хананеянка, которая была язычницей, но показала горячую веру, большую чем у иудеев, превзошла их.

Господь специально ждал, желая показать всем веру этой женщины. Он дал раскрыться этой жемчужине в пример всем нам, чтобы мы были долготерпеливыми в молитве. Не так, как у нас часто бывает: помолились день, два, неделю и ждем результатов. Их нет – значит, не слышит нас Господь. А раз так, то зачем тратить время на молитву? Лучше в это время заняться другими делами. Вот такие мы маловерные.

Совсем не так повела себя хананеянка. Она кричала, звала Господа. Но Господь как бы не замечал ее, шел своим путем. На самом деле он прекрасно слышал ее, и уже тогда был к ней милосерден. Он не отвечал ей, потому что хотел показать ученикам ее веру. Он слышал ее так же, как слышит сейчас каждого из нас. Где бы мы ни находились, все наполняет Собой Господь. Если Он знает каждое наше сердечное помышление, то, конечно, слышит и молитвы, но не всегда спешит исполнять. И мало того, за хананеянку начинают просить Господа апостолы. Он и им отказывает, объясняя, что послан не к язычникам, а к сынам Израиля, чадам Божиим. Но она проявляет благочестивое упорство: падает в ноги Господу и просит помиловать ее, потому что мучилась от страданий бесновавшейся дочери. Теперь уже Господь отказывается помочь, обращаясь к ней лично: «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф. 15; 26). Любая другая женщина на ее месте оскорбилась бы и ушла. Но у этой женщины было великое смирение. Видя это, Господь помиловал ее, «и исцелилась ее дочь в тот же час» (Мф. 15; 28).

Для нас это прекрасный пример того, каким неотступным нужно быть в своей молитве Богу. Мы должны приходить к Нему не просто с нашим обыкновенным правилом, а с горячей молитвой. Все, что используется в нашем богослужении, имеет символическое значение. Есть оно и у кадила. Когда мы кладем фимиам на горячие угли, он тает и превращается в благовоние. Если мы положим его на холодные угли, ничего не случится. Так и молитва: если молиться от души и от сердца, то она, как благоухающий фимиам, поднимается к Богу. Если же мы молимся с холодным сердцем, «вычитываем» правило, ничего не случится. А перед молитвой хорошо бы еще свое сердце «подогреть». Ведь мы, например, разогреваем пищу детям, чтобы она была приятна на вкус.

Чем же «подогреть» свое сердце? Вспомнить о своих грехах. Подумать о том, как Господь нас долготерпит, какие проявляет милости к нам. Кроме того, покойный владыка Алимпий советовал не начинать молитвенного правила, не положив несколько земных поклонов. Еще можно почитать святоотеческую литературу. Такое чтение как ничто другое может прояснить наш помутненный взор и растопить сердце. Эти тексты сейчас доступны в сети Интернет. Только не надо на первых порах читать новообрядческих богословов, потому что часто у них бывают мысли еретического свойства. Здесь нужно быть очень аккуратным и читать проверенных дораскольных или наших святых отцов. Например, епископа Михаила (Семенова) – это идеальное чтение.

Все это средства, которые должны приготовить нас к молитве. Чтобы мы становились на молитву осознанно, покаянно, внимательно и не машинально. Пусть она будет недолгой, но правильной. Нужно стараться брать не количеством, а качеством. Как сказал апостол Павел: «но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке» (1 Кор. 14:19). Хотя на первых порах достаточно и количества, чтобы обрести привычку к молитве.

Но и малое лучшее все равно перерастет потом в большее. Когда человек по-настоящему молится, ему хочется еще больше молиться, продолжать общение с Богом, хочется сохранить это настроение души, снова возвратиться к нему. А если человек ни разу по-настоящему не молился, он, конечно же, не понимает, что такое настоящий плод от молитвы. Такая молитва никому не приносит пользы.

Вот такие выводы можно сделать из читавшегося сегодня отрывка Евангелия. Не нужно величаться своим родом. То же самое делали иудеи, называвшие себя потомками Авраама. Это неверно. Гораздо большего удивления достойны люди, которых Господь приводит к Себе из безбожной или еретической среды. Они бывают даже крепче в вере, чем так называемые «коренные». Поэтому Господь требует от нас не «коренного» происхождения, а горячей души и сердца. Именно это делает нас христианами.

Вопрос: Некоторые люди молятся с такой скоростью, что трудно предположить в их молитве сердечное обращение к Богу. Какова оптимальная скорость молитвы?

Диакон Александр Говоров: Очень быстро молиться, конечно, нехорошо. Но и чересчур медленная молитва также может быть пагубна для нас. Поэтому нужно брать средний темп. Как мы обычно разговариваем с людьми, с такой же скоростью можно и молиться. Так, чтобы успевать понимать слова молитвы и пропускать их через сердце. Оценивать эту скорость каждый должен сам для себя. При общей молитве в церкви текст нужно читать четко, ясно, не спеша. Так, чтобы каждый молящийся понимал, что читают и успевал молиться сам. При общей молитве нельзя повторно перечитывать строки молитвы. А вот когда молишься один, это допускается.

Расшифровку аудиозаписи в текст подготовил Евгений Хебнев.

Понравилась публикация? Скажите автору «Спаси Христос!», нажав на сердечко, и расскажите о ней своим друзьям!
Обсуждение (0)