23 июля 2018 г. 14:56 2467 2 0 1 фото 0 видео
Православная поэзия Сергея Маркуса «Великое скрывая в простоте...»
© Sputnik / Ilya Pitalev Митрополит Московский и всея Руси Корнилий во время богослужения в храме Рогожской старообрядческой слободы в Москве.
 

НАЧАЛО ВЕЧЕРНИ
 из цикла «О православном богослужении»

Согласно византийского Устава,
Кандила зажигают в темноте,
Великое скрывая в простоте
Каждением в блаженной немоте
Под ладана душистым покрывалом. 

Идём по кругу — и молчат уста.
Звон от кадила — в облаках из дыма,
Как  будто бы Синайскую пустыню
Проходим вслед за ангелом незримым
В открытые небесные врата.

И звуков нет, но будто шелест крыл:
Потрескивая, свечи восковые,
Расплёскивают крылья огневые,
Вмиг проявляя близость серафимов —
Когда б увидел — голову укрыл!

…О строгость византийского Устава —
Под ладана прозрачным покрывалом
Идти по кругу, где молчат уста,
В открытые небесные врата.
Где слов уж нет, но рядом шелест крыл —
И серафим мне голову укрыл,
Чтоб не ослеп — душистым покрывалом, 
Согласно византийского Устава…

КАЖДЕНИЕ НА ВСЕНОЩНОЙ
— из цикла «О православном богослужении»

                     «Дух Святый найдет на вас и сила Вышняго осенит вас».
                    
 «Дух Твой Благий наставит мя на землю праву».

                                         Благословение и ответ при каждении

1
 
В кадиле дух благоуханный — ладан Рая,
Вдыхаю незаметно — в путь бескрайний,
В миры Твои, в безмерные поля
Безветренный нисходит дух Огня —
Он говорит сквозь нас, он раздувает пламя,
И говорим мы будто б языками,
Которыми в далёких временах
Нам предки посылали знаки в снах.
Заветы памяти просвечивают время,
Волнами нисходя — горящи — в темя.
Я вновь с пророками перехожу сверх край:
Вслед Моисею жгу ступни — Синай;
С отцом Иаковом — в надзвёздные Ступени;
И с Авраамом — Исаака тенью
Ложусь покорно, долго жду ножа…
В узорах ладана читается Скрижаль. 
Псалтырь и трубы — пляшет царь Давыд!
А под горой Фавора крепко спит
Вселенная, вся в саване, как пленный, 
Не ведая, что луч Преображенья
Пронзит Исуса — и в века на славу 
«Благий наставит нас на землю праву»…

2

Восьмиконечный крест рисуется кадилом —
В один лишь миг священный жест исполнен!
Всплесну руками, поклонюся с миром,
Безмолвным ожиданьем переполнен.

«Святый же Дух найдет и Вышня сила
Нас осенит» — вслед нам и горы, травы,
Всё процветёт — и камни и могилы,  
«Благий наставит нас на землю праву»…

3

Священствуя, священствуй, мой священник милый.
Кто ж, как не ты, жизнь воспоёт блаженно?
Твоя фелонь — как парус легкокрылый,
Слетевший с Лазаря, спасённого от тленья. 

Пройдём пустыни, кровь и неудачи,                                                        
Пусть ветхое Дух-ветер разметает!
Адам, оденься в Свет, руками плача:  
«Благий наставит нас на землю праву»…

4

Что же нам нужно? — крестообразно руки сложить — поклониться.
А перед тем — руки, как крылья, как сердце отдать — чтобы раскрыться. 
Только так, только вот так — с детской игрою, что с небом — иначе не сбыться.
Мудрое — разуму, святость — по сердцу, заветное спрятано — только б раскрыться!


В Илешево  к Честняку
 из цикла в честь Ефима Васильевича Честнякова

К Ефим-Васильичу под сосны приходи:
Босым ступням отраден вкус иголок,
Пусть это щекотанье от земли
Пронзит и душу, радуя уколом.

Садись в песок и слушай, как стволы
Поскрипывают, с музыкой и ветром.
Мудрец был лучшим другом детворы,
Чекистам же казался «чуть с приветом».

Поэт крестьянской вымершей Руси,
Он сберегал заветные основы —
С картин теперь сам смотрит в наши сны,
И явится опять — но будет с Русью новой.

Нет, ты не умерла, крестьянская душа,
Таким сокровищам неведомо истленье.
Целуй сосну, купайся у ручья —
Молись о русском — в силе — исцеленьи!

Пейзаж  родня

Ничего особенного нету,
Просто выходи под вечер в поле.
Видишь кромку леса, что же боле?
Осень отпустила нежность лета…

Что искать пречудное по свету,
Что там рыскать, аки волки яры?
Слышишь тишину у сердца справа —
Это просто рядом лес раздетый.

Будь тиха, моей души тревога,
Будьте чисты, реки, травы, небо!
Я пришёл к вам, хоть от вас и бегал,
В Родине познал явленье Бога.

Зацепа  ногайские звоны

Храм Флора и Лавра на Зацепе в Москве  для конной ярмарки от ногайцев

Зацепа: лязг трамваев стон коней
Досель не заглушит – кто тут шагает?
Здесь ярмарку живых сам Флор да Лавр
Железным звоном освящает.
   
Ногайцы пригоняли каждый год
И скакуна и тягловую силу.
Да слобода Кожевников жила 
От дика поля загнанной скотиной.

Какой стоял здесь дух, как чахла тут трава!
Но, слава Богу, рядом речка плыла.
Вся в обуви Москва, Бахрушиным – хвала,
Что без коней ногайских с нами было б?!

Протоптана от Каспия тропа —
Вообразишь ли километры пыли,
Что вдоль по Волге плыли в облака,
Чтоб москвичи да в коже все ходили?

Звенит и ныне Павелецкий шум —
Дорожных рельсов рокот-свист счастливый.  
Но не исчез ногаев чуткий слух
И Флор да Лавр ласкают тонко гривы. 

Когда взлетят в рассвет колокола,
Растянется вслед голубям блаженно
Ногайской плетью взъятая Москва 
И конница Зацепы встанет пенно.


Разговоры с Франциском Скориной
      «Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по Бозе, к тому месту великую ласку имають».
                                                                 Франциск Скорина

Автоэпитафия

Калачиком, как в детстве, я свернусь
В твой колыбельный саван, мать-земля.
Оттуда солнцу с лаской улыбнусь,
Зажмуривши уставшие глаза.

Душа, в костях оставшися, дыши.
К тебе придут потомки на совет.
А ты смотри, все ль будут хороши,
Достойны Неба, давшего нам свет?

И всё же их ты строго не суди,
У всех живых есть слабость и печаль.
Всегда во всём хорошем — помоги,
Они родня твоя, тебе их, правда, жаль?

Калачиком, как в вечность, завернись
В тот колыбельный ладан, что земля.
Оттуда обо всех живых молись,
Цветком пусть вспыхнет горькая слеза!

Благой вопрос

Жизнь погладить ласковой рукою
Хочется, как гриву у коня.
В музыке бежать вослед прибою,
Открывать и прятаться в себя.

Словом добрым зажигай-ка солнце,
И оно в тебе гнездо совьёт!
Всем земным ты — ясности оконце,
Почва сквозь тебя сознанье пьёт. 

Ты ушами слышишь птичий лепет,
А ногой в подземное ушёл —
Сотворивший человека, где Ты
Столько ласки для него нашёл?

Сергей МАРКУС

Понравилась публикация? Скажите автору «Спаси Христос!», нажав на сердечко, и расскажите о ней своим друзьям!
Обсуждение (0)